Everything I Never Told You
Всё, что я не сказала
Celeste Ng
2014




Когда теряешь дорого человека, то к боли потери примешивается ещё одно чувство. Непонимание. Почему случилось именно так? Что произошло? В чём моя вина? Что я проглядел, чего не заметил, что делал не так? Неужели я не мог всё исправить? Неужели опоздал? Все эти вопросы крепко заседают в мозгу, так что скорбящий и сам не замечает, как начинает тонуть в этих сомнениях, тревоге, недосказанности. Раз за разом раздирая себе сердце «почему?», которые так и остаются без ответа.

Селесте Инг позволяет нам заглянуть туда, куда в обычной жизни хода нет никому: в прошлое. Где и лежат все ответы. Только для того, чтобы их найти, мы должны получить возможность заглянуть в святая святых – души и мысли других. К сожалению, в реальности это невозможно, потому наши проблемы с «почему?» так и не удаётся разрешить – они могут преследовать и мучить нас до конца жизни. Хорошо, что в мире литературы у нас немного больше возможностей.

Итак, что же мы имеем? Автор начинает своё повествование с конца, которое оказывается началом борьбы, страданий и попыток понять, как же это могло произойти. Лидия, любимая дочь, подающая огромные надежды родителям, пропала, чтобы через несколько дней быть найденной мёртвой в местном озере. Что она делала ночью на озере? Она ужинала со всей семьёй, ничего необычного никто не заметил, всё было, как всегда. А утром выясняется, что её нет дома. Кто-то выманил её из дома, затащил на озеро и утопил? Ведь не могла же она сама решиться на…? Нет, даже подумать страшно, просто недопустимо, как твой ребёнок, благополучный, любимый, мог захотеть свести счёты с жизнью? Кто же виноват? На ком лежит ответственность?

С горем можно справляться по-разному. Кто-то отправляется в объятия другой женщины, кто-то запирается в детской и разбирает вещи или просто смотрит в стену, по миллиону раз задавая себе один и тот же вопрос. Кто-то пытается найти виноватого, хватаясь за любую возможность прижать его к стенке, вывести на чистую воду, наказать. Кто-то предпочитает затаиться и выжидать.

Однако не это главная тема исследования Селесте.

Она рассматривает другую проблему, когда родители, сами того не замечая, начинает чрезмерно давить на своего ребёнка, воспринимая его как глину, из которой можно слепить лучшую версию себя. Успешную и независимую женщину. Врача, которого все будут уважать, который многого сможет добиться, а главное избежит кастрюлек, ежедневной уборки и бесконечных детских пелёнок.

Лидия, невольно ставшая центром Вселенной своей матери, была окружена поддержкой, её родные принимали самое живое участие в её продвижении к цели, но вот только цель это была не её, и поддерживали её не в том, чего она сама хотела. Она просто очень любила маму и, боясь её потерять, изо всех сил старалась ей угодить, чтобы та не убежала. «Я буду такой, какой ты захочешь, только будь рядом, ведь мне больше ничего не нужно.» Этот посыл мама воспринимала совсем иначе, а именно «да, я хочу быть тем, кем ты меня видишь, я так рада твоей помощи». Жуткая ситуация непонимания, ведь получается, что мать понятия не имеет, что на душе у её дочери, чем и как она живёт, чего на самом деле хочет, что на самом деле любит.

К сожалению, с отцом понимания тоже нет. Потому что и у отца есть своё разочарование в жизни, которое, как он надеется и мечтает, минует Лидию. Отец, ещё мальчиком переехавшим в США из Китая, всю свою жизнь был чёрной овцой в стаде добропорядочных американцев. Не такой как все, чужой, у него не было друзей, не было любовных похождений. Ему всю жизнь нужно было доказывать, что он не хуже других, в чём почему-то сомневались окружающие только лишь на основании разреза его глаз и чёрных волос. Да, Лидия и её брат Нейтан единственные китайские дети в школе, но ведь это не значит, что они повторят судьбу их отца. Они смогут завести друзей, они смогут вписаться в коллектив, ведь они его часть, они не будут изгоями, их не будут обходить стороной.

Есть мать наседает на дочь с учебниками по анатомии, с атласами человеческого тела, биологией и физикой, то отец подсовывает книги Дейла Карнеги и постоянно интересуется как дела у её подружек. А дочь любит их обоих и потому притворно радуется новым книгам, от вида которых хочется плакать, потому придумывает новости о своих подругах, которых нет, притворяется, что висит на телефоне, хотя на самом деле просто слушает длинные гудки.

Из-за чего же Лидия оказалась ночью одна на озере? Прыгнула ли она в воду сама или её толкнули? Она не умела плавать. Если это было её решение, то значит ли это, что её довели до ручки? Что она не выдержала давления? Или на самом деле всё было по-другому?

Все родители любят своих детей и хотят для них лучшей жизни. Однако частенько забывают, что понятие лучшего для всех разное. И если мама мечтала быть врачом и всю жизнь продолжает думать, что это самый лучший из жизненных путей, то может ли дочь разделить искренне и с тем же фанатизмом её убеждения или в конце концов устанет пытаться быть тем, кем не является и кем не хочет быть? Если она растёт интровертом, довольно стеснительной девочкой, загруженной уроками и проектами для научных выставок, и у неё нет сил ещё и на друзей, то есть ли смысл давить на неё, навязывая общение с другими людьми? А может быть ей вполне хватает семейного круга? Может быть она слишком далека от своих одноклассников, чтобы захотеть поделиться с ними своими переживаниями?

Наши дети это не мы. Они другие. Да, это наша плоть и кровь, но их мысли, их мечты – это уже не наше и никогда нашим не будет. И чтобы услышать наших детей, понять то, что они хотят донести до нас, узнать, какие они и что их тревожит, нам нужно увидеть их самих, не накладывая на них наши собственные кальки успешного и счастливого человека. Может быть тогда у нас получится не пропустить мимо ушей то, чего они нам не говорят.  


Ваши отзывы: